Колдунья Фокусы

Оценить материал:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды
Загрузка...

Чернокнижница Джилл продолжает предаваться воспоминаниям в Луносвете… И не знает, что ее поджидает еще одно удивительное приключение и еще одна чудесная встреча!

Утро выдалось красивым. Лучи солнца падали на улицы Луносвета и окрашивали его в настоящие цвета. Красные штандарты, расшитые золотом, которые висели в на стенах домов и на арках, становились ещё более яркими. Пожалуй, столицу эльфов крови можно было считать одним из самых живописных и красивых городов. Ничто не могло сравниться с эльфийским изяществом и грациозностью, которые прослеживались даже в архитектуре. Да, Даларан казался величественным, но никак не таким ослепительно-прекрасным, как Луносвет.

В «Светиле» утро начиналось достаточно рано. С первыми лучами солнца все спускались вниз, в общий зал, где Мэвриан уже сервировала стол. Естественно, она пользовалась магией. Часто смотрительнице помогала Тейсия или кто-нибудь ещё из более старших воспитанников. Лишние руки всегда были полезны в хозяйстве, и Мэв не приходилось сбиваться с ног, занимаясь делами.

В это утро ей помогала Джилл. Эльфийка проснулась очень рано — выспаться ей не удалось, да и сон не шёл — и спустилась вниз. Смотрительница недоуменно подняла бровь, но ничего не сказала, как и вчера, в случае с браслетом. Вместе они управились гораздо быстрее. Когда воспитанники заняли места за столом, перед каждым уже стояла тарелка с кашей.

Разговоры шли лишь об одном — ярмарке. Отправляться туда должны были Тейсия, которую чернокнижница видела вчера, и Миамбу — тролль-акробат, которому было лет пятнадцать. Мэв же, после завтрака, должна была собрать всех остальных в классе. Да, смотрительница учила своих питомцев магии. И не только ей. История, точные науки, языки. Приюту очень повезло, что их воспитательницей была именно Мэвриан. Такую как она сложно было найти. Джилл не чувствовала себя лишней. Она уже договорилась, что отправится на ярмарку вместе с воспитанниками, чтобы последить за ними, а может и помочь, если потребуется. Пришлось воскрешать в памяти курс общей магии, которую она постигала по учебникам. Разноцветные огоньки, пляшущие огненные человечки. Всё это было настолько легким, настолько неопасным, что подобные заклинания просто не включали в список. Их не разделяли под разные специализации. Это умели делать все.

— Я одного не могу понять. — задумчиво произнесла Джилл, отставив в сторону пустую тарелку. — Разве представления до сих пор пользуются спросом? Ведь множество наших… хм… соплеменников подались в искатели приключений. Они видели вещи гораздо более интересные.

— Ну… представления стали популярнее, чем были раньше. — ответила Тейсия, не дав даже раскрыть рот Мэв. Она говорила с серьёзностью, которая не вязалась с её возрастом. — У нас остались простые эльфы. Ремесленники, рабочие, алхимики, портные. Все горячие головы отправились, как ты правильно сказала, на поиски приключений. А здешний народ — мирный. Они, конечно, видели магию, но фокусы до сих пор остаются той маленькой радостью, которая создает желание жить. Или красит рутину. Не знаю.

— Она права. — кивнула Мэвриан, ласково улыбаясь воспитаннице. — Почти во всем права. У кого-то нет детей. И они с удовольствием наблюдают за теми фокусами, которые показывают наши ребята. Да ты и сама должна помнить.

Джилл покачала головой. Возможно, она на самом деле и забыла, как народ рукоплескал их представлениям. Завтрак подходи к концу. Девушка отправилась на чердак, чтобы переодеться. Идти на ярмарку в мантии она не собиралась. Остановилась на простом платье. Разве что жезл всё-таки сунула за пояс, прикрыв его накидкой, заменявшей плащ. Спустившись обратно, чернокнижница застала Тейси и Миамбу уже готовыми. Девочка держала на плече сумку, в которой лежало всё необходимое, а тролль отвечал за коробку, в которую складывали выручку.

Было видно, что ребята радуются возможности попасть на ярмарку. Да. Даже серьёзная Тейсия, по которой нельзя было сказать, что она подвержена детским увлечениям, светилась как магический фонарик. Джилл не сдержала улыбку.

Попрощавшись с Мэв, троица вышла из приюта и направилась в сторону торгового района, куда уже начинали стекаться горожане.

Шум медленно, но верно наполнял город. В торговом районе уже собралась толпа, которая начинала растекаться по улицам, рассматривая различные товары. Кто-то интересовался изящным клинком, который лежал на прилавке с оружием. Кто-то с восхищением смотрел на молот, работавший по команде хозяина. А кто-то приценивался к тканям с вкраплениями магических нитей.

Джилл шла следом за Тейси и Миамбу, которые подбирали место для представления. Оптимальный вариант, центр площади, вроде бы был свободен. Они посовещались и направились точно к нему. Прохожие смотрели на детей беззлобно, даже с какой-то потаенной грустью. Чернокнижница удивилась. Раньше такого не было. Раньше, они встречали лишь высокомерие и презрение. Она прекрасно помнила, как злилась Мэв, видя эти взгляды. Но сейчас всё поменялось. Как-то незримо и внезапно. Девушку это радовало. По-крайней мере, не будет вопросов, почему к ним относятся с пренебрежением. Теперь не будет.

Как только компания начала приготовления, добравшись до центра, вокруг них образовалась кучка зевак. К тому моменту, когда всё было готов, народу набралось множество. Джилл даже не могла вспомнить, когда представление собирало такое количество зрителей. Тейси подмигнула их провожатой и, вскарабкавшись на ящик, поприветствовала собравшихся. Ей ответили хор голосов. Приветливый, нестройный, но мощный.

— С чего начнем? — крикнула девочка. Было видно, что она не раз занималась подобным. — С «Танца фей»?

Одобрительный гул был ей ответом. Тейсия с улыбкой кивнула, прикрыла глаза и сложила ладони. Вокруг неё закружились бесцветные сферы, размером с кулак. Они формировались, становились плотнее, окрашивались в различные цвета. Девочка резко распахнула глаза, и огоньки пустились в пляс. Натурально начали танцевать, то приближаясь к ней вплотную, то разлетаясь в разные стороны. Щелчок пальцев, и огоньки превратились в полупрозрачных феечек, которые продолжили танцевать, уже на самом деле совершая движения крылышками. Джилл замерла от восторга. Конечно, она умела создавать разноцветные огни, но чтобы делать их осязаемыми, или превращать в фигурки — нет, до такого девушка не доходила. Незаметно для себя, она сама начала хлопать в такт. Восторженное выражение её лица не могло не укрыться от Тейси. Девочка улыбнулась ей и, незаметно махнув рукой, указала на небольшую шкатулку, стоявшую у её ног.

Мелодичный щелчок, и из шкатулки полилась музыка. Техномагический, как называли такие вещицы маги, прибор. Чернокнижница сделала шаг назад и опустилась на небольшой стул, который вытащили из бездонной сумки.

Когда номер закончилась, публика наградила Тейси бурными аплодисментами. Миамбу прошёлся по кругу, держа в руках коробку для сборов. Дно было заполнено монетами. Золотыми, серебряными, пригоршнями медяков. Похоже, сегодня был удачный день. Следом за Тейсией выступал тролль. Он наступил на небольшую, практически незаметную платформу и, на глазах у зевак, начал подниматься вверх. С противоположной стороны площадки вверх выросла точно такая же платформа. Они находились на достаточно большом расстоянии, соединяясь тонким тросом, практически невидимым на фоне неба. Тролль поклонился публике и, подпрыгнув, совершил кувырок, ловко приземлившись точно на трос. Толпа ахнула. А Миамбу, как ни в чем ни бывало, двинулся дальше по тросу.

Описывать все трюки, которые исполнял тролль, было бесполезно. Подобное нужно видеть. Успех. Это бесспорно был успех.

Джилл наблюдала за представлением, сидя на всё том же стуле. Сердце наполнялось непонятной радостью. Её спутники пребывали на вершине восторга. К концу дня, когда солнце начало склоняться к горизонту, толпа поредела. В коробке прибавилось монет, а представление подошло к концу.

Тейси сидела на ящике и с улыбкой на лице наблюдала за тем, как Миамбу убирает столбы с платформами. Усталые, но довольные, они сегодня поработали на славу. Мэвриан должна была быть довольной, увидев количество золота, заработанного детьми. Приют мог ни в чем не нуждаться. Какое-то время.

Чернокнижница беседовала с портным. Ткани, рецепты. Они понимали друг друга и несколько забылись, не обращая внимания на происходящее. Краем глаза девушка заметила, что к воспитанникам, расталкивая прохожих, приближаются трое. Высокий эльф в мундире со множеством значков на груди и ещё двое его товарищей. Одеты они были одинаково. Эльфийка вздрогнула, вспомнив рассказ Мэв, и, торопливо попрощавшись с портным, двинулась в ту же сторону.

— Как мило, что Мэвриан решила всё-таки внести взнос. — едко произнес эльф, подходя к Миамбу, который крепко держал в руках коробку. — Давай её сюда.

— Может поцелуешь кодо? — ехидно поинтересовался тролль, уворачиваясь от рук нахала. — Или Мэв тебя не так сильно отделала?

— Ах ты паршивец!

Всё произошло слишком быстро. Миамбу легко прыгнул в сторону и, перекинув коробку Тейси, быстрым ударом ноги сшиб эльфа на землю. Товарищи упавшего бросились на помощь, пытаясь поймать тролля. Однако акробат был явно им не по плечу. Он легко уворачивался от рук противников и, то и дело, пинал зазевавшихся обидчиков. Это лишь больше злилось троицу негодяев, которые с остервенением пытались поймать Миамбу. Джилл была в двух шагах от разыгравшейся схватки, когда один из эльфов метнул лассо. Веревка стянулась на ногах тролля и тот упал на мостовую.

У нему подскочил обладатель значков и, выхватив кинжал, поднял Миамбу вверх. Время как будто замедлилось. Чернокнижница выкрикнула магическую формулу и нападавшего откинуло в сторону. Его товарищи отпрянули — их окатило жаром. Руки эльфа покрывали ожоги.

Никто из зевак не спешил на помощь. Видимо, троица успела завоевать плохую репутацию. Прискорбно, но факт. Мэвиан была права — никого из воинов в Луносвете не осталось. Портные, да ремесленники. Однако, разозлившуюся Джилл такие мелочи остановить не могли. Она смотрела на эльфов с нескрываемым презрением и гневным огоньком в глазах. В такой момент девушка была красива. С волосами, собранными в хвост, облегающем платье. Любо дорого смотреть.

— А ты кто? Тоже из этих? — зло спросил обладатель значков. — Я — Фреэль. Предлагаю обмен: я отстаю от этих… щенков, а ты идёшь со мной… на прогулку. Иначе не поздоровиться всем. Согласна?

— Что?! — бойкая Джилл даже опешила от такой наглости. Никто из тех, кого она успела повстречать на пути, не был таким нахальным. — Может лучше кодо поцелуешь?

Фреэль пожал плечами, как будто говоря: «Ты сама виновата. А я ведь предлагал мирное решение». Кинжал блеснул в его руке. Товарищи достали короткие мечи и начали наступать на чернокнижницу. Трейси и Миамбу с ужасом смотрели на разгорающуюся трагедию. Джилл прекрасно понимала, что против троих ей не выстоять. Тем более, что они успели побывать на фронте. Но сдаваться… нет, она была не такой.

С руки сорвалась искра. Она быстро обрела форму, и вот уже огненная дорожка мчится к эльфам. Первый удар принял на себя противник с каштановыми волосами, находившийся справа от Фреэля. Его отбросило в сторону, но он поднялся и вновь ринулся в атаку. Чтобы настроиться на более мощное заклинание у девушки не оставалось времени.

Чернокнижница зашипела, как обиженная кошка, и вновь пустила дорожку огня. Кажется, благодаря злости, заклинание вышло более удачным. Беднягу снесло с ног и крепко приложило о мостовую. Больше он не поднимался, лишь стонал.

Оставшиеся двое противников приближались. При всем желании, Джилл не успела бы расправиться ними обоими. Но… левую сторону её лица обдало жаром. Мимо пронёсся огненный шар, который взорвался не хуже бомбы и разбросал Фреэля и его товарища в разные стороны. Чернокнижница резко развернулась.

Чуть в отдалении от неё стоял мужчина в плаще. Капюшон скрывал лицо. Рука его была направлена в сторону противников. Не успела Джилл произнести ни слова, когда с пальцев неожиданной подмоги сорвались язычки пламени. Сплелись в очередной огненный шар, который понесся в ту же сторону.

Товарищ Фреэля с диким криком отправился в полёт. Его отбросило достаточно далеко и со всего размаху ударило о фонарный столб. Металл погнулся, а противник сполз вниз, потеряв сознание.

Чернокнижницу не пришлось долго упрашивать. Она вскинула руку, направив ладонь на опешившего Фреэля. Стрела тьмы, ослабленная волей заклинательницы, ударила эльфа в грудь и тот, проехав по мостовой приличное расстояние, растянулся во весь рост. Неожиданный помощник Джилл быстрым шагом направился к нему. Девушка уже догадалась, кто это мог быть, но пока не спешила сменить гнев на милость. Чародей подошёл к эльфу и, схватив того за грудки, поставил на ноги. Фреэль, надо отдать ему должное, попытался пырнуть незнакомца кинжалом. Не вышло. Клинок напоролся на рукоять меча и вылетел из рук эльфа. Маг протянул руку и сорвал с груди противника один из значков. Посмотрел на него и, брезгливо сплюнув, кинул на мостовую, наступая на него ногой.

Джилл и её спутникам не было слышно, что сказал волшебник, но эльф лишь хмуро кивнул и, зло посмотрев на них, побрёл прочь. Фигура его сгорбилась. Чародей поправил сбившийся плащ и, в свою очередь развернувшись, двинулся в сторону чернокнижницы. Та стояла рядом с Миамбу, которого Тейси осматривала на предмет ран. Руки девушки были сложены на груди, а глаза продолжали гореть гневным огоньком.

Мужчина подошёл к ней на расстояние нескольких шагов и замер, ожидая реакции. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Это выглядело донельзя странно. Молчание затягивалось. Теперь дети смотрели на этих двоих с нескрываемым интересом. Джилл нарушила молчание, обращаясь даже не к мужчине.

— Пойдёмте, пора возвращаться. — она начала успокаиваться, но всё ещё не хотела разговаривать с магом. — Мэв будет беспокоиться.

Отойдя на несколько шагов, чернокнижница обернулась и посмотрела на чародея, который стоял на том же месте. Обиды не проходят быстро. Так что… хотя, бывают и исключения из правил.

— Пошли. Мэвриан захочет познакомиться с тем, кто помог её воспитанникам. — и, не проронив больше слова, Джилл двинулась в сторону приюта.

Этот вечер в «Светиле» был шумным. Тейси и Миамбу наперебой рассказывали о приключении на ярмарке. Дети слушали их, затаив дыхание. И жутко завидовали. Ведь им-то не довелось поучаствовать в этом.

Чернокнижница тайком посмеивалась, слушая рассказ её спутников. Где-то приукрасили, где-то приврали. Выходило так, будто она в одиночку победила целую армию противников, которые хотели заполучить золото, а заодно и закусить детьми. Мэв смеялась вместе со всеми и ласково улыбалась Джилл.

Стол был полон. Как будто праздновали победу. Долго не расходились. Вновь и вновь пережевывали историю, которая с каждым разом приобретала всё более и более фантастический вид. Но от этого не становилась менее интересное, как раз наоборот. В конце концов, даже Тейси не могла рассказать, что же было на самом деле. Взрослым оставалось лишь тихо посмеиваться.

Мэвриан достаточно холодно встретила Орсона. Даже после того, как ей поведали всю историю, развернувшуюся на рыночной площади, она посматривала на мага с некоторой неприязнью. И лишь после того, как к нему начали лезть воспитанники, с просьбами рассказать историю, её взгляд потеплел. Дети чувствовали, плохой или хороший незнакомец к ним пришёл. К хорошим тянулись, от плохих отстранялись. Сам чародей был слегка обалдевшим от такого приема. Правда, к концу вечера сидя в окружении жадно слушающих его воспитанников, маг с увлечением рассказывал о своём приключении в логове Ониксии. Джилл смотрела на друга и поражалась. Она ни разу не видела Орса в таком состоянии. Мужчина принял человеческий облик, слегка заострил уши, с помощью магии, и, тепло улыбаясь окружающим, с удовольствием говорил. Казалось, что он уже забыл и о проклятии, и о своих проблемах.

Ночь становилась всё ближе. Джилл отправила всех обитателей «Светила» по кроватям и вернулась к ожидающим её Мэвриан и Орсону. Маг намекнул, что надо бы вернуться в «У старого алхимика», чтобы товарищи не беспокоились.

Прощались недолго. Чернокнижница пообещала приезжать почаще, обняла Мэв и, окинув общий зал взглядом, вышла из приюта. Чародей ждал её снаружи, прислонившись к фонарному столбу. Он молчал, но на лице его играла легкая улыбка. Казалось, он переродился и превратился в кого-то другого. Девушка не спешила спрашивать о причинах такой перемены. Не до этого была. Она уже практически не злилась на мага. Тот полностью искупил свою вину, так внезапно появившись и завоевав расположение её близких. Странно и необычно.

Мужчина оторвался от столба и сделал шаг навстречу эльфийке. Та замерла, поплотнее закутавшись в плащ. Даже здесь ночью было прохладно.

— Джилл, извини. — Орсона запнулся, как будто не мог подобрать нужные слова. — Я… в общем прости за вчера.

— Хорошо. — чернокнижница пожала плечиками и незаметно улыбнулась. — Как ты всё-таки меня нашёл?

— Огил с Джейксоном спорили, куда ты могла отправиться. — чародей поправил перчатки и создал портал. — Тролль ляпнул, что ты могла прилететь в Луносвет. Ну… я и решил проверить. Пошёл на площадь, чтобы оттуда начать поиски, и, видимо, удачно подошёл.

Они шагнули в портал и тут же очутились у входа в «У старого алхимика». Окна первого этажа тускло светились. Маг прислонился к стене и вытащил трубку. Молчали. Орсон набивал трубку табаком, глядя себе под ноги. Джилл искоса посмотрела на него. Внезапно, в голове пронеслась мысль, которая не давала ей покоя с момента встречи в Луносвете. Девушка слегка улыбнулась и подошла поближе.

— Почему огонь? Ты же всегда его недолюбливал.

— Ну… что-то надо менять в этой жизни. Решил начать с этого.

— А с… ну, ты решил, что будешь делать с проблемой? — чернокнижница закусила губу. Вопрос родился сам собой. Вылетел прежде, чем она успел подумать. — Будешь пытаться что-то сделать?

— Вряд ли стоит. — мужчина прервал своё занятие и печально вздохнул, опуская трубку мундштуком вниз. — Чары слишком крепкие, застарелые. Да и магия, всё время их усиливает. Не думаю, что можно что-то сделать. Жаль… когда не знаешь, живёшь ты или существуешь.

— Орсон. — тихо произнесла Джилл, а когда он повернул к ней голову, подошла ещё поближе. — У нашего народа есть способ, который может разрушить чары. Закрой глаза?

Орс улыбнулся и послушно прикрыл глаза. Чернокнижница переступила с ноги на ногу, сжала кулачки и, приподнявшись на цыпочки, коснулась его губ своими. Маг резко открыл глаза, но девушка, не дожидаясь его реакции, уже скрылась за дверью трактира. Прошмыгнула мимо посапывающего Огила и, быстро взбежав вверх по лестнице, скользнула в свою комнату, закрывая дверь. Её личико выдавало гамму чувств, от глупой улыбки, до гримасы ужаса. Ещё один день закончился.

Поделиться ссылочкой:
Рассказать друзьям:

Похожие записи:

Оставить комментарий